Случайная статья

folklend.jpg

Архипелаг был открыт англичанами в 1592 году и назван Фолклендскими островами. Это сейчас он полон курортов, на котор...

Вход в систему

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 8 гостей.
Главная

Казалось, так будет всегда. Но с конца сороковых годов Аргентина, в начале XX века обгонявшая Францию, Италию, Германию по доходам на душу населения, начала отставать от передовых государств мира. После Второй мировой войны государства Европы и Северной Америки ускорили свое технологическое развитие, выйдя на мировой рынок с принципиально новыми товарами и услугами, тогда как Аргентина по старинке продолжала торговать пшеницей и говядиной, не замечая, как ее «обходят на виражах». Страна, которую называли "роллс-ройсом" среди государств и народов», завязла в своих сельскохозяйственных просторах. Природные богатства сыграли с ней злую шутку: они усыпили историческую бдительность аргентинцев, которые, живя на полученную от природы ренту, благополучно «проспали» научно-техническую революцию.

В этот драматический период аргентинской истории к власти пришел режим Хуана Доминго Перона. Перон попытался остановить сползание Аргентины в трясину кризиса, обратившись с популистскими лозунгами к широким массам и проведя национализацию собственности иностранных компаний. Увы, эффективно управлять этой собственностью государство так и не научилось - построенные англичанами железные дороги, к примеру, в государственных руках вскоре пришли в полную негодность. Государство регулировало уровень цен на электроэнергию, газ, нефтепродукты. Телефонная связь также находилась в руках государства, и люди десятилетиями стояли в очереди на установку телефона. Экономика буксовала, и снижение жизненного уровня правительство пыталось компенсировать социальной политикой. В стране было введено бесплатное медицинское обслуживание. Перон подписал закон о «тринадцатой зарплате» («агинальдо»), которая на деле выплачивалась независимо от результатов работы. Социальной политикой такого рода проблемы не решались, а лишь загонялись внутрь.

Как метко определил в беседе с автором этих строк будущий творец «аргентинского экономического чуда» Доминго Кавалло, «в Аргентине был капитализм без рынка и социализм без плана». Ничего удивительного, что такого рода экономический двучлен заводил страну в исторический тупик. Аргентинцам было непросто свыкнуться с мыслью, что они уже не так богаты, как раньше. Долгие годы они всячески сопротивлялись неприятной тенденции, окружая свой быт внешними атрибутами высокоразвитой западной жизни. Люди не теряли надежды «вернуть славное прошлое». А те, кто ее потерял, проделывали путь своих предков, но уже в обратном направлении: уезжали в Европу.

arg7.jpg