Случайная статья

Вход в систему

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 1 гость.
Главная
arg2.jpg

Этот маршрут Игнасио Альдао и его друзья освоили сначала просто для собственного удовольствия. Но потом они превратили любимое развлечение в бизнес. Аргентинские горы - это не отель Русь в Петербурге, который принимает посетителей в любое время года и суток. Сюда можно попасть лишь в короткий период аргентинского лета. Сезон, состоящий из нескольких «туров», открывается 27 декабря и заканчивается в первых числах марта. Первый день не только ошеломителен - как, впрочем, и все следующие, - но еще и сверх ожидания труден. Оставив внизу долину Рио-Гранде, мы поднимаемся на высокое плато, которое местные жители называют «Потерянным городом». Из белой песчаной зыби встают скалистые башни причудливых очертаний. Они обточены песком, который поднимают дующие с Тихого океана ветры. Здесь начинается мертвая зона Анд. На высоте около двух тысяч метров мы попадаем в настоящий шторм: мелкий песок, взметаемый ветром ураганной силы, забивается в уши и ноздри. В ярко-синем небе горит солнце, бросая резкие тени на песок, сверкающий будто снег. До воды мы доберемся вечером.

Центральные Анды - одно из самых засушливых мест на Земле. Основная часть дождей здесь выпадает на западных склонах, со стороны Тихого океана. А здесь годовая норма осадков - лишь 200 миллиметров: это высокогорная пустыня. В ней могут жить лишь несколько видов животных и - кондоры, самые крупные птицы на земле. Дорога вызывает какое-то пьянящее ощущение. Из-за песка, постоянно бьющего в лицо, как пурга, даже не замечаешь того, с какой изумительной легкостью лошади справляются с крутыми оврагами. Мы еще не знаем, что ждет нас впереди.

Чтобы разбить лагерь на ночь, нам приходится совершить первую «бахаду», то есть спуск. Оказывается, таков постоянный распорядок во время всего путешествия: утром мы поднимаемся высоко в горы, а ночевать спускаемся в долину. В первый вечер мы разбили лагерь на дне естественного амфитеатра, куда стекает речка Тролон. Собравшись у костра, мы с удивлением обнаруживаем, что можем спокойно сидеть и уплетать ужин -хотя «знающие люди» предупреждали: после десяти часов в седле ни о каком «сидении» не может быть речи. Наверное, помогли местные седла особой формы, поверх которых мы положили по овечьей шкуре.