Вход в систему

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 2 гостя.
Главная

Содержание статьи:

cavkas1.jpg

Когда-то Александр Сергеевич Пушкин, записывая свои впечатления от пребывания в Грузии, заметил, что местные вина ничуть не уступают лучшим французским, но совершенно не терпят вывоза. То же самое можно было бы сказать и об удивительных живых водах верхнелабинских источников: если разлить их по бутылкам или любым другим емкостям, то уже через пару часов они потеряют не только свой первоначальный вкус, но даже цвет! Так что лечиться верхнелабинскими водами приходится только на месте. Вот и отправляются тысячи людей в благословенные края, и поток «паломников» к целебным источникам год от года не иссякает.

Тяжела, длинна, но очень живописна дорога к Лабинскому ущелью на западе Карачаево-Черкесии - к тем местам, где на высоте двух тысяч метров расположена уникальная природная водолечебница. Если Архызское ущелье, прорезающее с севера на юг подступы к Большому Кавказу, уже давно обжито и над ним зримой приметой цивилизации нависает внушительный купол Зеленчукской обсерватории, то в полустах километрах отсюда раскинулся совсем другой мир. У горной долины, по которой текут бурные воды Большой Лабы, - особое, первозданное очарование. То здесь, то там тянутся к небу исполинские деревья, чьи когтистые корни, выходящие на поверхность, напоминают мощные лапы ископаемых чудовищ.

Стволы древесных долгожителей покрывает мох-бородач - капризный обитатель самых глухих уголков природы, вернейший признак экологической чистоты здешних мест. Земля в ущелье укрыта ковром редких, диковинных растений - некоторые, увы. уже в Красной книге. Почти шишкинский пейзаж, не хватает разве что медведей. Но и они где-то рядом, недалеко от горной тропы. Дорога к высокогорным минеральным источникам тянется сначала среди валунов размером с многоэтажный дом, потом начинает извиваться меж причудливых скал, похожих на туловища и головы огромных фантастических существ. На скале, где тропинка, тянущаяся над самой пропастью, резко поворачивает, кто-то начертал: «Спаси и помилуй!». За утесом тем же почерком облегченно: «Ух, пронесло!». Идущим на воды раз за разом приходится переходить и бурные реки - берега их соединяют деревянные, но еще достаточно прочные мостки, построенные когда-то для вывоза стволов после санитарных вырубок. Вот и Пхия, бывший поселок лесников, а теперь небольшой город.